Одна комната на четверых

     
Эта история произошла несколько лет назад, когда я учился в институте. Несмотря на то, что прошел уже достаточно большой срок, все подробности того вечера до сих пор сохранились у меня в памяти настолько четко, что иногда, в моменты, когда я вспоминаю о нем, мне кажется, что все это произошло не вчера даже, а только что, буквально несколько часов назад. В такие минуты я снова возвращаюсь в ту ночь, в которую испытал такое возбуждение, которого не испытывал никогда — ни до, ни после того.
     Студенческие годы во все времена были самыми веселыми и беззаботными. И неудивительно — вчерашние школьники, вырвавшись из под опеки родителей и учителей, обретают самостоятельность и получают, наконец, возможность заниматься тем, что им нравится (то есть гулянками и сексом). А обуза в виде семьи и детей до некоторой поры отсутствует. Таким был и я — в первый же свой вечер в институтском общежитии нажрался «за знакомство» с соседями по комнате так, что после этого выпитый на выпускном вечере в школе с друзьями на четверых литр водки показался мне мышиной дозой (а на выпускном я через полчаса вырубился). После этого пошла сплошная череда пьянок, гулянок, друзей, дискотек и подруг, большинство из которых не оставили у меня в памяти ничего, что хотелось бы вспоминать. С несколькими из них мне удалось переспать, но никаких особых чувств ни у меня, ни у одной из них не возникло.
     Так прошло больше трех лет. Я был уже на четвертом курсе и, насмотревшись на старшекурсников, начинал задумываться о будущем. Техническое образование давало мне шанс получить хорошо оплачиваемую работу в компьютерной фирме. Однако для этого необходимо было наработать опыт. На этой почве я сблизился и подружился с одним парнем с нашего курса (назовем его Сергеем). Отец у него был главным инженером на заводе холодильников, и Сергей ещё до института имел почти неограниченный доступ к компьютерам, а уже на первом курсе начал участвовать в разработке используемого на заводе программного обеспечения. За время учебы он пару раз советовался со мной по тем вопросам, в которых я разбирался лучше других. И когда он очередной раз подошел ко мне с какой-то проблемой, я спросил у него, нельзя ли мне также принять участие в работе над программой (без оплаты, конечно). Он пообещал узнать, и уже через пару дней пригласил меня зайти после учебы на завод. Так я начал свою производственную практику. Мое участие оказалось не лишним, и, постепенно втянувшись, я начал пропадать на заводе все свободное от учебы время. Сергей работал вместе со мной, мы постепенно сдружились и стали проводить вместе не только рабочее время. Однажды он пригласил меня на свой день рождения к себе домой. Там я и познакомился с его сестрой Настей, причем весьма романтическим способом. Сергей жил один, снимая гостинку. Его поздравили родители и быстро ушли, чтобы нее мешать, поэтому вечеринка стала чисто молодежной. Естественно, молодежь устроила игры с эротической окраской. Одна из них была такой — парню завязывали глаза (и руки — чтоб не распускал), а вызвавшаяся девушка должна была поцеловать его.
     Потом глаза развязывали, и парень должен был определить, кто его целовал, и получить ещё один поцелуй.
     Первые трое «конкурсантов» получили по легкому поцелую в губы, и лишь один из них угадал. Дошла очередь и до меня. И вот, сидя с завязанными глазами и руками, я предвкушаю прикосновение девичьих губ. Кто-то осторожно кладет руку на мое правое плечо, я чувствую на щеке чье-то дыхание, и вот уже чьи-то губы нежно касаются моих. Я, конечно, не первый раз целуюсь, но впервые поцелуй производит на меня такое сильное впечатление, что я забываю, где нахожусь. Я приоткрываю рот и касаюсь языком губ девушки. Поскольку рот у меня занят, дышу я носом и прекрасно чувствую её запах, с удивлением понимая, что он мне нравится не меньше касания её губ. Поцелуй продолжается и вот уже девушка тоже приоткрывает рот, её язычок встречается с моим, и мы уже целуемся по-настоящему. Её левая рука, которой она опирается на моё правое плечо, начинает движение, девушка обнимает меня за шею и всё больше прижимается ко мне. Я уже чувствую касание её груди сквозь свою рубашку и её блузку. Она, похоже, уже не в состоянии удерживаться на ногах, мягко садится ко мне на колени, и теперь, чтобы не упасть, обнимает меня уже двумя руками. Прижатый к стулу двумя потрясающе мягкими холмиками, ласкаемый руками, губами и языком, чувствуя у себя на коленях её попку, я не мог не среагировать естественным для молодого парня образом. Она не могла этого не почувствовать, но, тем не менее, не отстранилась.
     Однако, похоже, мы оба забыли, что это всё происходит не в пустой комнате. К действительности нас вернули удивленные и восхищенные возгласы окружавших нас зрителей. Впрочем, не все были довольны зрелищем. С удивлением я отчетливо услышал, как Сергей с явным неодобрением сказал: «Не увлекайся». Тогда я не понял, к кому относилась его фраза, приняв её на свой счет. Я несколько секунд пребывал в легком замешательстве, а девушка тем временем разжала свои объятия и соскользнула у меня с колен. Пока мне развязывали руки и снимали повязку с глаз, я усиленно ёрзал на стуле, пытаясь скрыть и сбить эрекцию. Тем не менее, думаю, многие её заметили, поскольку на мне были только брюки и заправленная в них белая рубашка. Когда же мне, наконец, освободили глаза, я начал озираться вокруг, попытался встать, но тут мне кто-то сказал, чтобы я сидел и не пытался подойти к кому-нибудь, потому что предыдущий участник узнал целовавшую его девушку по запаху духов. Я сказал, что это нечестно и все должны быть в равных условиях, но мне ответили, чтобы я не возникал, потому что мне и так досталось намного больше, чем остальным. Тогда я стал искать свою девушку взглядом, надеясь, что она чем-нибудь себя выдаст. Однако это меня ни к чему не привело -девчонки или загадочно улыбались, или вообще никак не реагировали на мой взгляд. Я несколько раз покрутил головой вокруг, и тут мой взгляд упал на Сергея. Вспомнив, что он сказал, я понял вдруг, что он мог обращаться и не ко мне. Я повернул голову к окну, у которого стояла девушка, которую он представил мне в начале вечера — его младшая сестра Настя. Она, казалось, смотрит мимо меня, но, увидев, как она улыбается, я больше не сомневался. Протянув руку в её сторону, я поманил её пальцем. Реакция зрителей окончательно убедила меня — я угадал. Она с улыбкой подошла ко мне, я встал со стула, осторожно обнял её, и наши губы снова соединились.
     Второй поцелуй у нас вышел не таким долгим и сладким, как первый, наверное, потому, что глаза у меня были открыты, и я мог видеть Сергея. Мне стало немного не по себе оттого, что я целую сестру своего друга у него на глазах. Он, впрочем, больше не возражал.
     Прекратив поцелуй, мы с Настей отстранились друг от друга. Я держал её за руку, пребывая в растерянности оттого, что не успел даже подумать, что мне следует делать дальше. Отпустить её и пойти на своё место, чтобы снова присоединиться к зрителям? Или увлечь её за собой? А вдруг она не захочет идти со мной? Несколько секунд мы с ней молча смотрели друг на друга, пока я не поймал себя на мысли, что пауза затягивается, а я уже не думаю о том, что сказать, а просто впервые за вечер изучаю Настину внешность. Надо сказать, что во время нашего знакомства в начале вечера она не произвела на меня никакого впечатления. На такую девушку на улице я бы внимания не обратил. Среднего роста, не худая и не полная, симпатичная, но не писаная красавица, волосы не длинные и не короткие, глаза не темные и не светлые, носик средний, — в общем, ничего примечательного.
     От этих мыслей меня отвлекла сама Настя, потянув меня за руку со словами:
     - Пойдем к окну.
     - Пойдем, — согласился я.
     Это были первые слова, что мы сказали друг другу за весь вечер. Мы освободили центр комнаты, в которой проходил конкурс. Настала очередь именинника занять место на стуле. Проходя мимо меня, он в шутку ткнул меня в бок кулаком. Я понял, что он не злится на меня, скорее даже доволен тем, что я понравился его сестре. Обняв Настю за талию, я вслед за ней подошел к окну. Она повернулась ко мне и спросила с улыбкой:
     - Тебе понравилось?
     - Ещё бы! — улыбнулся я в ответ, — любому бы понравилось.
     Пока мы мило болтали, я краем глаза следил за тем, что происходит в центре комнаты. Незнакомая мне девица в мини-юбке и полупрозрачной кофточке, сквозь которую отчетливо просвечивал лифчик, подскочила к Сергею, без малейших церемоний уселась на его колени верхом, лицом к нему, обхватила за шею руками, прижалась к нему и впилась в него губами. Буквально через пару секунд она оторвалась от Сереги, соскочила у него с колен и быстро вернулась на свое место. Сергей угадал быстрее всех:
     «Ольга, ты что ли?», сорвал аплодисменты и получил повторный поцелуй, гораздо более долгий.
     Вечеринка продолжалась. Я танцевал с Настей, которая нравилась мне всё больше, Сергей танцевал с Ольгой, на которую я тоже посматривал. Надо сказать, что внешне она, по сравнению с Настей, выглядела гораздо эффектней. Стройная, длинноногая, с четко выраженными талией и грудью, с красивым правильным лицом, украшенным безупречно уложенной косметикой, она окончательно покоряла великолепными светлыми волосами (ничто так не красит женщину, как перекись водорода). В одном из промежутков между танцами я поинтересовался у Сергея, где он отхватил такую подругу. Оказалось, Ольга была ему не совсем подругой, до сегодняшнего вечера они даже ни разу не целовались. Он шепнул мне по секрету, что она намекнула, что останется у него на всю ночь.
     К полуночи гости начали расходиться. Проводив до такси последнюю пару, мы с Сергеем курили на лестнице. Я спросил:
     - Ты не против, что я с твоей сестрой?
     - Да нет. Кстати, если хочешь, оставайся ночевать у меня. Вчетвером веселее.
     - А что, Настя домой не поедет? — удивился я.
     - Нет. Она же выпила, а родаки этого терпеть не могут. На черта я её пригласил? Сидела бы дома. Теперь не знаю, как с Ольгой быть. Так ты остаёшься?
     - Конечно. А где я буду спать?
     - Там разберёмся.
     Я понял, что возбуждаюсь. Комната у Сергея была небольшой, спал он, как я понял, на диване, который можно было разложить.
     Спальных мест на полу не хватит на троих, кому-то двоим придется спать вместе. Вернувшись в опустевшую квартиру, в которой оставались только Ольга и Настя, мы застали их сидящими за столом друг напротив друга и о чем-то беседующими. Ольга смотрела на нас с хитрой улыбкой:
     - Вы о чем там договаривались?
     - Вовка сегодня ночует у нас, — ответил Сергей.
     - Вау! Кстати, у нас осталась бутылка коньяка нераспечатанной. Может, выпьем вчетвером? Предложение было принято единогласно. Я распечатал бутылку, налил всем коньяку и голосом Булдакова сказал:
     - Ну, за знакомство!
     Настя высказала желание выпить со мной на брудершафт. Мы соединили руки, и после того, как выпили коньяк, в третий раз за вечер поцеловались. Сергей с Ольгой тоже целовались. После этого мы ещё танцевали, допили коньяк и доели салаты и наконец Сергей сказал:
     - Не знаю, как вы, ребята, а я хочу спать, — при этом смотрел он, естественно, на Ольгу, следя за её реакцией.
     - Я пока не хочу, а ты, Настя? — Ольга сказала это, глядя почему-то то на меня, то на Сергея.
     - Не очень, но, по-моему, всё же пора. А ты как думаешь, Вова? — Настя тоже смотрела на меня.
     - Пора, — кивнул я, — Кто где?
     - Ну, я надеюсь, мальчики уступят девушкам диван, — сказала Настя.
     Я, конечно, был сильно разочарован, но постарался не подать виду, а вот Сергей заметно поскучнел. Ольга, похоже, тоже была недовольна. Неужели придется согласиться? И тогда я ляпнул:
     - Кто за это предложение, поднимите руки!
     Настя нахмурилась, но руку не подняла. Ольга тоже. Я быстро сказал:
     - Кто против? — и поднял руку.
     Сергей тоже поднял руку. После секундной паузы подняла руку и Ольга, заявив:
     - Мне больше нравится спать на полу. Там прохладнее.
     - А мне на полу не нравится. Я хочу спать на диване, — сказала Настя.
     - Да пожалуйста. Тогда кто-то из парней должен спать вместе с тобой, — ответила ей Ольга.
     - Кто? — спросила Настя.
     - А какая разница? — Ольга явно играла, пытаясь подтолкнуть Настю к выгодному для себя решению, — может, бросим жребий? Или сама выберешь?
     - Серега, тебе, наверное, тоже на полу больше нравится? — Настя смотрела на брата, стараясь не встретиться взглядом со мной. Сергей кивнул.
     - Значит, так и решим, — подытожила Ольга.
     Мы с Сергеем отодвинули стол в сторону окна, освобождая место для матраса у стены прямо напротив дивана. Потом разложили диван и, оставив девушек готовиться ко сну, вышли за дверь покурить. Меня била лёгкая дрожь, Сергей тоже был заметно возбужден. Я решил уточнить, как он относится к тому, что я окажусь в постели с его сестрой. Он пожал плечами:
     - Мне, в общем-то, всё равно. Правда, я не ожидал, что она так легко согласится.
     - А у неё были парни?
     - Честно говоря, я понятия не имею. С парнями она, конечно, дружила, ей ведь уже 18, но занималась ли сексом — не знаю. Наш разговор прервала Ольга, разрешившая нам войти в комнату. Закрыв за собой дверь, мы остановились в узеньком коридорчике рядом с туалетом. Свет в комнате был уже погашен, через плотно закрытые шторы проникало совсем немного света, и, пока глаза привыкали к темноте, я не мог разглядеть, куда мне идти. Сергей аккуратно прошел вперед — ему-то комната была знакома. Пока он раздевался, присев на край дивана, я, ещё стоя возле двери, тоже начал снимать рубашку. Постепенно начиная различать окружающие предметы, я осторожно двинулся к дивану. Сергей тем временем снимал джинсы. Оставшись в одних трусах, он бросил одежду на стул и нырнул к Ольге под одеяло. Снимая брюки, я присел на его место.
     Разделавшись, наконец, с одеждой, тоже в одних трусах, я осторожно полез под одеяло. Настя лежала у стенки, укрывшись одеялом так, что снаружи оставалась только голова. Когда мы соприкоснулись бедрами, она слегка вздрогнула. Я обнял её правой рукой и начал целовать. Настя была только в трусиках и бюстгальтере, и я мог без особых помех насладиться её телом. Мы целовались, накрывшись одеялом с головой, и постепенно всё больше прижимались друг к другу. Я чувствовал её груди сквозь бюстгальтер, наши ноги переплелись. Настя могла уже не только догадываться, но и ощущать, как сильно я возбуждён. Я гладил её спину и бёдра правой рукой, положив левую её под голову, она, обнимая меня левой рукой, правой принялась гладить мне член сквозь трусы. Я осторожно просунул правую руку ей в трусики и начал гладить ей попку. Настя тоже засунула руку мне в трусы и взялась за член. Я больше не мог сдерживаться и принялся стаскивать с неё трусы. Она не сопротивлялась, наоборот — помогала мне.
     Стянув трусы с себя, Настя принялась за мои. Она освободила мой член и потянула меня на себя. Я понял, что она тоже не в силах сдерживать возбуждение и хочет, чтобы я приступил, наконец, к более активным действиям. Перевалившись через её ногу, я, опершись на руки, попытался выполнить её желание. Не с первого раза, но довольно быстро я попал туда, куда было нужно. Медленно, осторожно я вошёл в Настину пещерку, доверчиво открытую навстречу. Настя ахнула и тяжело задышала. Я подался назад и снова двинулся вперёд. У моей девушки вырвался стон. Она, похоже, едва сдержалась, чтобы не закричать. Совершив ещё несколько движений, я быстро кончил. Настя, судя по её реакции, тоже испытала что-то подобное. Несколько секунд мы лежали, обнимая друг друга и не пытаясь разъединиться, потом я, поцеловав её ещё раз, скатился с неё обратно на своё место. Настя так и оставалась в бюстгальтере, но без трусиков, а я — с полуспущенными трусами. Мы продолжали ласкаться, но теперь наши ласки были медленнее и более чувственными. Я сбросил, наконец, с себя трусы и принялся расстегивать Настин бюстгальтер. Освободив ей груди, я принялся целовать эти прекрасные холмики, которые великолепно выглядели, прекрасно пахли, и были просто замечательны на ощупь.
     За всеми этими событиями мы с Настей как-то упустили из виду, что рядом с нами находится ещё одна влюблённая пара. Об этом нам напомнила Ольга вырвавшимся у неё стоном, после которого она уже перестала сдерживаться и принялась стонать, не скрывая своего возбуждения. Наши соседи, похоже, ещё не закончили своё дело. Я прислушался, Настя тоже притихла. Хотя мы были с головой накрыты одеялом, мне было всё прекрасно слышно. После нескольких стонов Ольга охнула и затихла. Я сострил:
     - Померла от возбуждения.
     Настя хихикнула и громко спросила:
     - Оля, ты там жива?
     - Не знаю, сейчас приду в себя и скажу, — Ольга явно ещё не отдышалась.
     Сергей тоже подал голос:
     - Это она меня решила загнать. А вы закончили?
     - Закончили, но сейчас снова начнём, — отвечал я.
     Я действительно чувствовал, что опять готов, и вернулся к прерванным ласкам. Целуя Настино тело, я двинулся вниз, лаская её губами и языком. Так я добрался до жестких курчавых волосиков внизу живота и вдохнул носом запах её пещерки. Лаская её губами в том месте, где начинается так притягивающая мужчин узкая щелка, я вынужден был сесть на колени, развернувшись лицом к её ногам. Мне не было видно, но я понял, что одеяло, приподнявшись, сползло до Настиной шейки и открыло её лицо. Я повернулся обратно и, тоже высунув голову из-под одеяла, принялся целовать Настю, одновременно пытаясь снова оказаться у неё внутри. Наконец мне это удалось, и мы вместе начали двигаться вверх-вниз. Диван скрипел, Настя постанывала, но нам было уже всё равно. Второй раз был намного дольше первого, но мне показалось, что и он закончился слишком быстро. Я извергнул свежую сперму прямо в Настю и замер.
     - Во дают. Серёга, я тоже хочу ещё раз, — Ольга явно сказала это полушутя — полусерьёзно.
     - Подожди, сейчас, — Сергей говорил глухо, явно из-под одеяла.
     Я повернулся на голос. Глаза уже привыкли к темноте, и в попадающем с улицы свете я прекрасно видел Ольгу, которая лежала у противоположной стены, выглядывая из-под одеяла, приподнявшись, чтобы разглядеть, что происходит на диване. Сергея видно не было, но под одеялом что-то шевелилось. Я сполз с Насти, подвинулся к краю дивана, и свесив вниз голову, спросил:
     - Чем это вы там занимаетесь?
     - Действительно, чем? И почему подглядываете? — Настя подвинулась вслед за мной и тоже высунула голову.
     - А что, нельзя? — игривым тоном спросила Ольга.
     - Можно, но тогда мы тоже будем, — сказала Настя, обнимая меня сзади и устраиваясь поудобнее.
     - Пожалуйста, если Серёга не против.
     - Да пусть смотрят, — голос Сергея раздался из района Ольгиных бёдер.
     - Ну, тогда начинай, а то зрители ждут, — сказала Ольга, похлопав по одеялу.
     Одеяло зашевелилось интенсивнее, потом голова Сергея появилась рядом с Ольгиной. Он посмотрел в нашу сторону и спросил:
     - Устроить вам представление?
     - Давай, а мы посмотрим, — ответила Настя.
     - Ну, смотрите.
     Он повернулся к Ольге и принялся целовать её в губы. После нескольких долгих поцелуев Сергей начал исследовать губами лицо своей девушки, потом шею, постепенно переходя к плечам. Ольга закрыла глаза. Руками она под одеялом гладила спину Сергея, который то возвращался к её шее и лицу, то снова спускался к плечам. Одеяло потихоньку сползало с его спины, и я вдруг понял, что если Ольга не натянет его обратно, то я сейчас увижу её грудь. Настя тяжело задышала у меня над ухом, — она тоже поняла, что происходит что-то необычное. Я замер. Одеяло по-прежнему сантиметр за сантиметром сползало со спины Сергея, одновременно всё больше открывая Ольгины плечи и руки. Наконец оно быстро сползло ему до пояса, когда Сергей немного приподнялся, чтобы снова поцеловать свою девушку в губы. Если бы Сергей не закрывал её своей спиной, то мы уже могли бы видеть Ольгину грудь. Я думал, что сейчас они остановятся и поправят одеяло, но, к моему удивлению, они продолжали целоваться, как ни в чём не бывало. Более того, оторвавшись от Ольгиных губ, Сергей начал спускаться к её шее и плечам! Меня бросило в жар. Сергей уже целовал левое плечо своей девушки, одновременно лаская рукой её правую грудь. Между его пальцами несколько раз мелькнул тёмный кружок с бугорком. Я понял, что это произошло! Я видел грудь девушки моего друга, да ещё в тот момент, когда они занимались любовью! Я чувствовал ни с чем не сравнимое наслаждение от подсматривания и неожиданно для себя понял, что испытываю сейчас большее возбуждение, чем то, что испытал только что во время секса.
     Сергей тем временем двинулся дальше и, не прекращая гладить правую грудь, принялся целовать левую. Ольга так и лежала с закрытыми глазами, почти не двигаясь и не пытаясь прикрыться, только иногда вскрикивала от наслаждения. Сергей принялся переходить губами и языком от одной груди к другой, левой рукой он гладил девушку под одеялом. Потом он снова приподнялся и потянулся, чтобы вновь припасть губами к Ольгиному лицу и шее. Теперь они оба лежали перед нами голыми до пояса, девушка — у стены, положив левую руку под голову и повернувшись вполоборота к дивану, Сергей — спиной к нам. К этому моменту я успел хорошо рассмотреть Ольгины груди (и понять, что они ничем не хуже Настиных) и решил, что представление сейчас закончится. Однако я ошибся. Эти двое не только не стали снова накрываться одеялом, но и не прекратили своё занятие. Сергей оторвался от Ольги, привстал, нависая над ней, уперся левой рукой в узкий промежуток между девушкой и стеной, и, одновременно приподнявшись на правой руке, лёг на Ольгу. Его бёдра под одеялом задвигались, потом резко ушли вниз — он попал, куда нужно. Ольга вскрикнула. Сергей просунул руки под её спину, обнимая её и полностью накрывая своим телом. Так он, уже войдя в девушку, лежал на ней несколько секунд; потом начал поднимать и опускать бёдра. Ольга постанывала, Сергей целовал её лицо и шею, ласкал руками её спину. Она освободила руки и тоже принялась гладить его по спине, то и дело опускаясь руками ниже пояса, под одеяло. Её ноги, тем временем, постепенно начали принимать наиболее удобное в такой позе положение, сгибаясь в коленях. В результате всех этих действий одеяло, до того момента скрывавшее от нас самое интересное, снова стало съезжать, теперь уже с пояса Сергея.
     Я в тот момент уже почти не дышал, боясь что-нибудь пропустить. Настя, наоборот, часто дышала сзади прямо в моё ухо, больно вцепившись мне в плечо. Я уже видел Ольгины бёдра в том месте, где на её коже был след от трусиков, потом одеяло сползло ещё дальше, а Ольга, согнув ноги, ещё и приподняла его, и её ножки стали видны мне почти до колена. Теперь оставалось дождаться только, когда одеяло сползёт с Серёгиного зада и полностью откроет нам происходящее действие.
     Вдруг Настя зашептала мне в ухо:
     - Вова, я никогда не видела его голым.
     На меня нахлынула новая волна возбуждения. Настя смотрит, как её брат занимается сексом! Эта мысль была настолько необычной, что на мгновение я даже забыл о происходящем и начал представлять себя на его месте (у меня тоже есть младшая сестра). Но в этот момент Ольгины ладони в очередной раз спустились со спины Сергея на его ягодицы, а ноги её согнулись ещё больше, и одеяло, наконец, соскользнуло с её колен, открывая нам занимающуюся сексом парочку во всей красе. Настя тихонько ахнула. Голый зад Сергея сверкал в темноте, поднимаясь и опускаясь между Ольгиных раздвинутых ног. Движения Сергея убыстрились, Ольга застонала чаще, и после нескольких мощных толчков они кончили и замерли, обнявшись. Отдышавшись, Сергей повернул голову в нашу сторону, и, улыбаясь, спросил:
     - Ну как?
     - Впечатляет, — ответил я, жадно глядя на лежащих прямо передо мной обнаженных любовников.
     Ольга разогнула и опустила ноги. Теперь парочка лежала, обнявшись, как в самом начале, когда Сергей только вставил в Ольгу своё орудие. Он почти полностью закрывал её своим телом, его член по-прежнему находился внутри её.
      — Ещё бы! — Сергей явно был доволен произведенным эффектом, — а теперь отвернитесь.
     Я повернулся к Насте и мы вместе подвинулись обратно к стене, снова спрятав головы под одеялом. Я принялся исследовать Настино тело руками, хотя мой стержень и без того был готов к новым свершениям. Она тоже была на взводе и зашептала мне:
     - Ох, Вова, я ещё хочу. Меня это так возбуждает. Я ведь его раньше даже в одних трусах не видела, не то что голым, да ещё во время секса. А я ведь тоже голая и совсем рядом с ним. Что, если он меня тоже увидит? Вова, сделай так, чтобы он тоже меня увидел!
     - Ты правда этого хочешь? — дрожащим от сильнейшего возбуждения голосом спросил я.
     - Да! Давай, я буду сверху, а ты меня откроешь! — говоря это, Настя левой рукой гладила меня по спине, а правой ласкала член, который и без того был жестким, словно камень.
     - Давай, только не торопись.
     Я лёг на спину, Настя перекинула через меня левую ногу и села верхом, согнувшись под одеялом. Потом она приподнялась, чтобы направить в себя мой член. Одеяло соскользнуло у меня с головы, и я смог посмотреть направо, где на матрасе лежали Сергей и Ольга. Оба они с интересом смотрели в нашу сторону, высунув головы из-под одеяла. Тем временем Настя нашла нужное положение, и я в третий раз за ночь вошёл в неё. Хотя ей, полностью накрытой одеялом, явно было неудобно, она сделала несколько движений вверх и вниз, после чего остановилась и снова наклонилась ко мне, тоже высунув голову наружу. Я обнял её поверх одеяла, достав из-под него руки, потом обернул одеяло вокруг Настиной шеи и сказал:
     - Теперь можешь подниматься.
     Она приняла прежнюю позу, только на этот раз её голова была снаружи, над одеялом, которое лежало на плечах Насти. Я одной рукой придерживал его, чтобы не распахнулось и не соскользнуло, в районе её груди, а другой соединил у себя на груди, закрывая Настины ноги. Моя девушка снова начала движения вверх-вниз и казалась полностью увлеченной процессом, но я заметил, что она бросила быстрый взгляд налево, туда, где за нами внимательно наблюдал её брат со своей подругой. Я, насколько у меня получалось, одной рукой гладил её груди через одеяло, а другой — ноги. Через некоторое время одеяло начало сползать с Настиных плеч. Она достала наружу сначала одну руку, потом вторую. Теперь одеяло было обернуто вокруг её груди, Настя придерживала его одной рукой. Мои руки освободились, и я принялся гладить её под одеялом. Я ласкал её бёдра, живот и талию, проводил пальцами по щелочке, в которую входил и выходил мой поршень. Потом я поднял руки к её грудям и принялся их мять.
     Чтобы освободить мне доступ к своим чудесным холмикам, Насте пришлось слегка ослабить охватывающее её подмышками одеяло, и оно поползло у неё со спины. Через несколько секунд спина Насти была открыта до самого пояса. Тогда я рывком сел, обняв Настю и прижимая её к себе. Одеяло осталось между нами и мешало нам обниматься, и мне пришлось, стянув с Настиной груди, обернуть его вокруг её талии.
     Теперь грудь моей девушки была открыта. Я, конечно, загораживал её своим телом, но это ничего не меняло. Она, закрыв глаза, издавая сладкие стоны, поднималась и опускалась на моём члене, прижимаясь ко мне обнаженной грудью, и всё это — на глазах у собственного брата. Я чувствовал, как возросло её возбуждение от осознания этого факта, да и сам в не меньшей степени был возбуждён этим. Сделав ещё несколько движений, я кончил. Настя ещё какое-то время продолжала двигаться, но потом тоже затихла. Продолжая обнимать её, я сидел, уткнувшись носом в её шейку. Она же открыла глаза, повернула голову туда, где лежали Ольга и Сергей, и сказала:
     - Ну и как вам?
     - Неплохо, но можно и лучше, — это ответила Ольга. Сергей же молчал, глядя на свою сестру, обнаженную до пояса.
     - Ну, попробуйте! Заодно догоните нас, ведь у нас три, а у вас только два, — сказала Настя, снова натягивая одеяло на плечи.
     - Не сомневайся, догоним. У Серёги здесь уже всё готово.
     Ольга пошарила по одеялу рукой, которую держала сверху, нашла член, достала вторую руку и прижала одеяло к бёдрам Сергея. На одеяле возникла весьма неслабая выпуклость. Я почувствовал, как Настя слегка вздрогнула. Она резко выдохнула и спросила:
     - А вы под одеялом будете?
     - А вы что, не насмотрелись? — Ольга рассмеялась, — хотите ещё?
     - Конечно, хотим, — ответила Настя.
     - Мы и так показали вам больше, чем вы нам. Если хотите посмотреть ещё, вам потом придётся показать нам не меньше, а больше, чем мы вам, — Ольга смотрела на нас с хитрой улыбкой.
     - Мы не против, если только Вова сможет ещё, — Настя отстранилась и вопросительно посмотрела на меня. Я кивнул:
     - Если ты захочешь, смогу.
     - Ну, тогда мы договорились. Сначала вы, потом мы, — сказала Настя, обращаясь к Ольге и Сергею.
     - О кей, только не забудьте про уговор, — сказала Ольга.
     Я снова лёг на спину, увлекая за собой Настю. Накрывшись одеялом с головой, она, наконец, слезла с моего обмякшего члена и, устроившись поудобнее, высунула голову наружу, свесив её с дивана. Я последовал её примеру. Теперь я обнимал её сзади. Сергей тем временем уже целовал Ольгу, которая сидела лицом к нам, опираясь спиной о стенку. Сам он сидел перед ней на коленях, одеяло лежало у него на плечах, открывая нам только его голову сверху и голые пятки внизу. После пары поцелуев он нагнулся, скрывая голову под одеялом, и открыл нам чудесный вид на Ольгину грудь. К этому моменту член у меня уже снова стоял, упираясь в Настину попку. Ольга какое-то время смотрела прямо на нас, прежде всего на меня, изучая реакцию. Потом она улыбнулась, взялась за край одеяла и резко отбросила его, полностью открывая нам и себя, и Сергея. Настя снова вздрогнула. Прямо перед нами красовались ягодицы её брата, который, сидя на коленях, нагнулся вниз, чтобы поцеловать вход в Ольгину пещерку.
     Нам хорошо были видны и его напрягшаяся мошонка внизу, и окруженное темными волосами отверстие немного выше. Сергей, однако, не стал прикрываться, только снова выпрямился и, обнимая Ольгу и продолжая целовать её, начал поворачиваться к нам правым боком, одновременно сдвигаясь влево и открывая свою девушку. Теперь я обратил внимание, что Ольга сидит, широко раздвинув ноги и согнув их в коленях, предоставляя нам возможность любоваться превосходным видом на свою приоткрытую щелку и волосики над ней. Девушка моего друга сидела передо мной абсолютно голой! Я, забыв обо всём, смотрел на неё во все глаза и не мог оторваться. Из оцепенения меня вывела Настя, по телу которой вдруг пошла дрожь; она несколько раз вздохнула. Я понял, что она смотрела не на Ольгу, как я, а на своего брата, член которого теперь, когда Сергей сидел боком к нам, стал хорошо виден. Он находился в боевой стойке и выглядел громадным. Головка, вся мокрая от выделяющейся жидкости, была оголена. Сергей сделал несколько движений вверх-вниз по члену левой рукой. В этот момент начала действ овать и Ольга. Она мягко убрала руку Сергея, наклонилась к члену и взяла его в рот. Пока её голова ходила вверх и вниз, Ольга постепенно приняла более удобную позу. Теперь она сидела на коленях, левым боком к нам, наклонившись к члену Сергея и высоко подняв голый зад. Всей своей позой Ольга как бы приглашала войти в неё. Я уже представлял себе, как пристраиваюсь к ней сзади в тот момент, когда она сосет член моего друга, сидящего на коленях с закрытыми глазами и стонущего от удовольствия, но тут Ольга остановилась. Я понял, что Сергей вот-вот кончит, потому что она выпустила член изо рта и принялась яростно стимулировать его рукой. После нескольких движений из головки выстрелила белая жидкость. Ольга прикрыла член одной рукой, чтобы не забрызгать всё вокруг. Когда сперма прекратила вытекать, Ольга вытерла руку об одеяло, а потом тем же одеялом вытерла член Сергея и его ноги. Закончив с этим занятием, она упала на спину, увлекая за собой Сергея. Они снова укрылись одеялом и после недолгой возни уселись рядышком, опершись о стену, причем Ольга даже не потрудилась прикрыть грудь. Темные кружочки с маленькими бугорками посередине так и притягивали мой взгляд. Ольга улыбнулась всё той же хитрой улыбкой и сказала:
     - Ну, теперь ваша очередь. Помните, что вы нам обещали?
     Я молчал, не в силах что-нибудь сказать. А Настя, похоже, не меньше меня была потрясена представлением, только что разыгравшимся на наших глазах, поэтому ответила не сразу:
     - Что покажем вам больше, чем вы нам?
     - Точно. Так что спускайтесь вниз, чтоб мы могли получше всё рассмотреть. Ольга явно предлагала это всерьёз. Я глянул на пол. Между стеной и разложенным диваном было не больше полутора метров, и почти всё это расстояние занимал матрас. Спустившись вниз, мы с Настей фактически окажемся в одной постели с Сергеем и Ольгой. Настя повернула голову ко мне и спросила:
     - Спускаемся?
     Я кивнул. Она повернулась обратно и сказала:
     - Сейчас.
     Мы снова спрятались под одеялом. Настя шептала:
     - Ты видел, какой у него большой?
     - Видел.
     - Вова, ты понимаешь, что я сейчас буду заниматься любовью на глазах у собственного брата? Совсем рядом с ним и совсем голой? Вова, я так возбудилась!
     - Меня это тоже возбуждает, — сказал я, хотя Настя и так могла это чувствовать.
     - Давай спускаться?
     - Давай.
     Мы высунули головы из-под одеяла. Сергей и Ольга глядели на нас с нетерпением. Обнявшись, мы с Настей осторожно обернулись в одеяло и вместе сели на край дивана. Затем осторожно встали и снова сели, теперь уже на матрас. Немного повозившись с одеялом, мы смогли улечься головой к окну. Я принялся целовать Настю, но при этом то и дело поглядывал на Ольгины груди, которые теперь находились на расстоянии вытянутой руки от меня. Через одеяло я чувствовал её колени, в которые упирался боком. Сергей сидел подальше от окна, там, где были наши ноги. Настя лежала на спине, я лежал на ней, иногда приподнимаясь, чтобы поцеловать её в губы или шею. Мы только входили во вкус, когда я почувствовал, что кто-то стягивает с меня одеяло. Очевидно, тянул Сергей, потому что оно медленно поползло назад, постепенно открывая мои плечи и спину. Через какое-то время одеяло скрывало меня только ниже пояса и продолжало ползти дальше, открывая голый зад. В этот момент я лежал, прижав член к Настиной щелочке, мои ноги находились между раздвинутых ног Насти. Когда мои ягодицы оказались снаружи, я решил перейти к более активным действиям и встал на четвереньки, наклонившись к Настиной груди, чтобы поцеловать её соски. Одеяло окончательно сползло, а я находился примерно в той же позе, в какой был Сергей в тот момент, когда Ольга сбросила с него одеяло. Теперь уже я предстал перед ними голым и с возбуждённым членом, который они могли прекрасно видеть. На меня снова нахлынуло возбуждение, ничуть не меньшее, чем во время подглядывания. Я принялся яростно целовать Настины груди, одновременно поглаживая её тело обеими руками. Она стонала, закрыв глаза от наслаждения. Я постепенно продвигался губами к её широко раздвинутым ногам. После того, как я сосредоточился на входе в Настину пещерку, её грудь осталась ничем не прикрыта. Теперь Сергей мог без помех рассмотреть грудь своей сестры. Тем временем я целовал и щекотал языком приоткрытую для меня восхитительную щелочку. Думаю, Сергею было всё прекрасно видно и здесь. Наконец, я оторвался от Насти и лег онько потянул её, разворачивая спиной к себе. Она перевернулась на живот и встала на четвереньки, готовая к тому, чтобы я вошёл в неё. Передо мной были её раздвинутые ягодицы, между которыми и я, и её брат, сидящий совсем рядом, могли видеть и длинную узкую щель между половыми губами, всю мокрую от смазки, и маленькое аккуратное отверстие чуть выше, и растущие по краям тонкие закручивающиеся волосики. Я провел рукой снизу вверх, засунул в щель два пальца, потом двинулся выше и осторожно ввёл средний палец в верхнее отверстие. Настя вскрикнула. Я подвигал пальцем, моя девушка тоже сделала несколько движений назад и вперёд. Поняв, что пора переходить к главному, я вынул палец из Настиной попки, привстал на коленях и приблизил член к входу в её мокрую пещерку.
     Я вошёл в неё на глазах у её брата, неотрывно следящего за происходящим действием, и его подруги, сидящей рядом с обнаженной грудью и глядящей на нас с неподдельным